К вопросу о системе финансового права. Часть вторая

Система финансового права

Если административно-правовое регулирование нацелено на управление государством определенных сфер; гражданско-правовое - охватывает имущественные отношения, то финансово-правовое регулирование характеризуется, с одной стороны, имущественным характером особого рода, который определяется тем, что собственником имущества является государство, существует это имущество в специфической форме - централизованных и децентрализованных денежных фондов, с другой - властным характером, тем, что реализация властных полномочий осуществляется владельцем средств. Именно единство властно-имущественных основ и позволяет отграничить финансово-правовые отношения, выделить их единство и на основании подобного подхода выделить однородные отношения, и являются предметом регулирования.

В последнее время встречаются, однако, диаметрально противоположные точки зрения, обосновывая которые авторы приходят к выводу о невозможности существования финансового права как самостоятельной правовой отрасли. Так, Ю. Белошапко активно использует общетеоретические базу, труда известных специалистов по теории права. Однако жаль, что не все положения, относящиеся к анализируемые проблемы с работ С. Алексеева, М. Марченко, И. Самощенко, Р. Халфинои и других, попавших в круг его внимания. В противном случае он обратил взгляд на обобщающие принципы и критерии в структурировании отраслей. Действительно, метод правового регулирования является таким, но только в совокупности с другими, не менее значимыми (предмет, система законодательства и т. д.). Более того, если настаивать на абсолютно самостоятельном методе правового регулирования, как это делает Ю. Белошапко, то можно свести всю систему права до двух отраслей: публичного и частного. Императивный метод регулирования, характерный для публично-правовых отраслей, присущ и уголовному, и административному и финансовому праву. Но только в последнем он получает отраслевую специфику, оставаясь по своей природе императивным.

Метод финансово-правового регулирования предполагает неравенство субъектов отношений, обеспечивающей чрезвычайное положение и роль государства. Он оказывается во властных предписаниях, приказах одним субъектам со стороны других, представляющих государство, органы самоуправления. Властность как содержание метода финансово-правового регулирования имеет особенности, которые и реализуются в императивных предписаниях в области финансовой деятельности государства: а) преимущество в финансово-правовом регулировании позитивных обязательств. Государство, издавая властные распоряжения, обязывает субъектов к их выполнению (причем нередко в однозначной форме), б) метод властных предписаний выступает как императивный, когда субъекты финансового права выполняют обязанность в соответствии с нормами законов и подзаконных актов. Права при этом производные от обязанностей в) регулирует основания возникновения правоотношений, исходя из того, что при наличии определенного юридического факта субъект права обязан вступить в это отношение и выходить из распоряжения закону, а не собственной воле г) данный метод характеризуется юридическим неравенством субъектов, когда одни из них обладают односторонними юридически-властными полномочиями относительно других субъектов, тогда как последние не имеют адекватных полномочий относительно управляющих субъектов. На этом базируется основа правосубъектности, когда у управляющих субъектов она состоит преимущественно из прав, а в обязанных - в основном из обязанностей и производных от них прав. Может сложиться представление, что финансовое право наряду с императивным активно применяет и диспозитивным регулирования. Например, в области регулирования отношений по формированию денежных ресурсов добровольного характера (облигации государственного внутреннего займа, казначейские сертификаты, лотереи и т. п.) вместе с видимостью диспозитивности основой регулирования остаются властные распоряжения. Действительно, приобретение государственных ценных бумаг осуществляется на добровольной основе, но все отношения, вытекающие из этого факта, регулируются государственными, односторонними велениями (сроки займа, проценты, порядок погашения задолженности не могут быть предметом договора, они закреплены законодательно).

Для области финансового права характерен набор институтов, обеспечивает все стороны и элементы юридического режима движения государственных средств. Необходимо, естественно, учитывать, что институты названного права предполагают целостное регулирования только в рамках отрасли и имеют специализированный характер применительно однородной группы правовых норм. Отрасль финансового права содержит комплекс норм, составляющих предмет указанного права и которые обеспечивают правовое регулирование движения государственных средств. Каждый из институтов реализует узкие цели.

В этой ситуации вызывает недоумение позиция Ю. Белошапка, который рассматривает финансовое право как «межотраслевой правовой институт, т. е. совокупность финансово-правовых норм, закрепленных в действующем законодательстве и регулирующих однородные финансово-экономические отношения». Жаль, что глобальная дискуссия о месте финансового права в системе права 40-х - 70-х гг. XX в. осталось им незамеченным. Не останавливаясь на анализе этого тезиса через ее несостоятельность, хотелось бы обратить внимание на два момента. Во-первых, если исходить из однородности финансовых отношений, то возникает вопрос, каким образом они составляют межотраслевой правовой институт, объединяющий нормы нескольких отраслей права. Ведь совокупность норм, входящих в него, представлять разнотипные правовые отрасли и речи об однородности сложившейся таким образом системы, естественно невозможно. И, во-вторых, Ю. Белошапко рассматривает налоговое право как финансово-правовой институт. Следовательно, встает вопрос о месте института в институте. Естественно, можно иметь в виду существование различных видов правовых институтов (сложных, генеральных, базовых т. п.), но в следующей редакции автор противоречит сам себе, характеризуя фактически институт налогового права в системе финансово-правовой отрасли.

Обеспечение единства финансово-правовых аспектов регулирования подобных отношений исключает выделение в рамках финансового права новых отраслей, среди которых часто называют банковское, налоговое право и т. д. Действительно, банковская деятельность является предметом финансово-правового регулирования, однако, к этому необходимо подходить очень взвешенно, поскольку названная деятельность как явление порождает, прежде всего, гражданско-правовое регулирование данных процессов и, конечно, значительную часть банковского права и составляют гражданско-правовые нормы. В систему же финансового права войдут нормы публичного характера, регулирующих банковскую деятельность. Но и с ними, наверное, не все абсолютно однозначно, поскольку нельзя не учитывать административно-правовой аспект регулирования статуса Национального банка Украины в рамках административно-правового института управления финансами. Поэтому, говоря о составе финансового права, необходимо выделять совокупность норм, охватывающих публичное регулирование отношений, связанных с движением государственных средств при осуществлении указанной деятельности.