К вопросу о системе финансового права

Финансовое право

Движение средств регулируется комплексом правовых отраслей, входящих в систему права. Естественно, каждая отрасль определяет свой аспект, отмежевывая группу однородных правовых отношений, к которым применяется специфический отраслевой метод регулирования. Финансовое право, участвуя в этом согласно своим предметом и методом, не исключает формирования устойчивых связей с другими отраслями, касающиеся в том или ином смысле публичных денежных фондов.

Явление, которое требует всестороннего правового регулирования, предполагает сочетание двух противоречивых процессов. С одной стороны, необходимо разложить его на составляющие, которые должны быть в сфере внимания отдельных отраслей права, регулирующих определенные отношения своими специфическими методами. С другой - важно сопоставить, соединить отдельные режимы правового регулирования в единый процесс, определить и согласовать границы о стыке отдельных отраслей права.

Регулирование отношений, связанных с движением публичных денежных фондов, предполагает определенный финансово-правовой аспект данного процесса. Он определяется рядом обстоятельств: 1) финансово-правовые отношения направлены на мобилизацию публичных денежных фондов; 2) собранные средства направляются на обеспечение функций и задач государства, органов местного самоуправления; 3) определяют условия возникновения, изменения и прекращения денежных отношений, 4) обеспечивают функции государственных органов в сфере финансовой деятельности.

Исходя из этого, сложно согласиться с позицией Д. Винницкого о существовании и регулирования государственных доходов комплексными правовыми отраслями и институтами. Действительно, отношения с образования публичных средств не является однородной группой. Этого и не может быть. Во-первых, правовая природа публичных средств, их источников разная. Вряд ли между налогами и, например, административными штрафами, доходами от выпуска и обращения государственных ценных бумаг, можно ставить знак равенства. Да, они не однородны, но в рамках видовых, институциональных режимов и проявлений едины как публичные отношения. Во-вторых, вряд ли можно безоговорочно согласиться с участием гражданско-правовых институтов (доходы от использования государственного имущества, дивиденды по акциям хозяйственных обществ> принадлежат государству), в формировании государственных доходов. Наверное, в данном случае точнее может идти об определенных фактах, явлениях (о которых речь шла выше), порождающие различные типы регулирования. И в данном случае мы не заимствует, не переносим гражданско-правовые институты (как совокупность правовых норм) в финансовое право, а выделяем для финансово-правового регулирования то в явлении (получение доходов, дивидендов от использования государственного имущества и т. п.), входящей в сферу финансового права, имеет публично-правовую природу и связан с движением публичных денежных фондов.

При анализе предмета финансового регулирования необходимо учитывать фундаментальное положение Ю. Ровинского о содержании финансовых правоотношений как властно-имущественных, используемые в работах почти всех специалистов в данной области и чаще всего через общеизвестность даже без ссылок. При этом следует обратить внимание именно на неразрывность отношений власти и специфических имущественных отношений, регулирование которых осуществляется как единое целое. Показательное в этом отношении сравнение с административными и гражданскими правоотношениями. Именно в них часто размывают, смешивают финансово-правовые отношения, но разграничения этих отраслей и должна строиться на позициях властно-имущественного характера финансово-правовых отношений (административные правоотношения - властные; гражданские - имущественные; финансовые правоотношения - властно-имущественные).