Эволюция норм договорного права в конкурсном процессе. Часть вторая

Договорное право в конкурсном процессе

В настоящее время, один из известнейших специалистов в области хозяйственного права, В. Мамутов, оценивая роль права в регулировании правоотношений, приходит к выводу, что: «Обществу, а также самим производителям нужны органы, которые могут устанавливать разные правила хозяйственной жизни, следить за выполнением, обеспечивать согласованность действий предприятий, проводить в жизнь то, что отвечает интересам общества в целом. Поэтому в условиях рынка отношения в хозяйственной сфере не могут быть сведены только к горизонтальным (договорных) связей (выделено авторами) между хозяйствующими субъектами. Непосредственное влияние на производственную деятельность делают и вертикальные связи».

Наряду с этим, В. Мамутов подчеркивает, что разделение хозяйственных отношений на горизонтальные и вертикальные значительной степени является условным: «Речь должна идти, прежде всего, о единстве этих отношений (выделено авторами), определенную тем, что все эти виды имеют одну глубинную Связь - они являются органами».

Развитие товарного производства и усложнения взаимосвязей между субъектами хозяйствования, что особенно ярко проявилось в последнее столетие, с неизбежностью привели к адекватному росту количества норм, регулирующих имущественные взаимоотношения субъектов хозяйствования, то есть к усилению роли публичной составляющей в договорном праве. В этих условиях свобода волеизъявления сторон в договорном процессе должна рассматриваться исключительно через призму общественного интереса, но не как элемент беззакония и анархии.

В настоящее время во многих европейских странах на первом месте оказались заботы о социальном равенстве в экономическом развитии: «Акцент, прежде делался на отношениях между частными лицами и на частном праве, переместился теперь на публичное право».

Эволюция норм публичного характера в законодательстве о банкротстве полной мере коснулась и его важнейшего элемента - института мирового соглашения, который является, по сути, договором между неплатежеспособным должником и большинством кредиторов, предусматривающий снижение суммы долга (полное или частичное) и / или увеличения сроков его погашения. Казалось бы, что рост общественной (государственной) значимости закона о банкротстве вследствие присутствия в нем норм, регулирующих реабилитационные процедуры, полностью совпадает с основной задачей мирового соглашения «о предотвращении банкротства», и, следовательно, должно повысить рейтинг этой процедуры и существенно увеличить количество дел о несостоятельности, которые завершаются заключением мирового соглашения. Однако практика применения законодательства о несостоятельности (банкротстве) практически всех стран с развитой рыночной экономикой свидетельствует об обратном: процент дел о банкротстве, которые закончились заключением мирового соглашения, как правило, не превышает 3. Очевидно, этот факт свидетельствует о неприемлемости кредиторами «вмешательство» государства в договорный процесс и там, где это от них зависит (собрание кредиторов), они «демонстрируют» частный интерес. Каждый кредитор решает свою «частную» задача - вернуть свое имущество. Кратковременное объединение частных интересов по возвращению долгов детерминируется исключительно государством.

Таким образом, приведенный пример свидетельствует об определенном конфликте норм частного и публичного права в конкурсном производстве.

Следует отметить, что и в мировом соглашении присутствует косвенное элемент «публичного давления» в виде введения моратория на удовлетворение требований кредиторов и на начисление неустоек (штрафов, пени), других финансовых (экономических) санкций за невыполнение или ненадлежащее выполнение денежных обязательств и обязательства по уплате налогов и сборов, «автоматическое» списания задолженности (которой больше двух лет) по обязательным платежам и др. По мнению разрабатывающих закона, данный «пряник» должен был, очевидно, существенно увеличить число мировых соглашений. Однако авторы публикации считают, что указанная норма, с одной стороны, будет «стимулировать» неплатежи в бюджет, а с другой - возрастет роль фиктивных банкротств, которые будут заканчиваться заключением мирового соглашения.

Приведенный пример свидетельствует об общем характере противоречий частно-публичного характера в договорном праве, которые имеют место и в настоящее время. Авторам представляется, что гармоничное сочетание частного и публичного интересов для субъектов договора при доминирующем развития публичной составляющей результате осложнения характера взаимосвязей между участниками хозяйственных отношений возможно только при учете экономического фактора.