Исполнительный орган акционерного общества и регламентация ответственности должностных лиц. Часть третья

Регламентация ответственности

Действующий Закон Украины «О хозяйственных обществах» в комплексе с отечественным трудовым законодательством не позволяют в любой момент без достаточных оснований отзывать члена исполнительного органа общества. Разработаны проекты Закона Украины «Об акционерных обществах» содержат лишь указание на то, что наблюдательный совет может принять решение о досрочном прекращении полномочий члена исполнительного органа. При этом неопределенный ним остается вопрос относительно оснований (Или их отсутствии) такого досрочного прекращения.

Вероятно, подобная лаконичность законодателей скорее может привести лишь к большей неопределенности в данной сфере акционерных правоотношений, чем решить существующие на данном этапе проблемные моменты. Поэтому, учитывая наработанный зарубежный законодательный опыт, оказывается наиболее приемлемым включение в законопроекты норм, четко указывали на возможность досрочного прекращения членства в исполнительном органе (путем принятия компетентным органом общества соответствующего решения о досрочном расторжении контракта) как в случае нарушения лицом принятых на себя согласно с соответствующим контрактом обязанностей, так и без них. При этом в последнем случае такое лицо имеет право на соответствующие компенсационные выплаты, должны быть предусмотрены заключенным контрактом.

Для акционерного законодательства характерно санкционирования исполнительному органу неограниченного объема полномочий относительно представительства. Допускается, что такие ограничения полномочий вытекающих из закона. За исключением таких ограничений любое соглашение, заключенное исполнительным органом от имени общества, связывает последнее. Относительно третьих лиц сделка считается действительной даже в том случае, когда она выходит за пределы уставной цели или совершается лицом с превышением предоставленных ему обществом полномочий. Выход за рамки предмета деятельности общества, указанных в уставе, или предоставленных полномочий может быть основанием для привлечения к ответственности лиц, действующих от имени общества, но не может повлиять на действительность договора о лицах, с которыми она была заключена 2, 177.

Так, во французском законе о торговых обществах прямо указывается, что в отношениях с третьими лицами общество связано соглашениями исполнительного органа, не входящих в предмет его деятельности, если только оно не докажет, что третье лицо знало, что сделка выходит за пределы этого предмета деятельности или такое третье лицо с учетом обстоятельств не могла этого не знать. При этом одно лишь опубликования устава не считается достаточным тому доказательством. Кроме того, по законодательству Франции положения устава, ограничивающие полномочия исполнительного органа не могут быть выдвинутыми в спорах с третьими лицами (ст. 98). Торговый кодекс бывшей Чехословакии (параграф 191), равно как и венгерский Закон о хозяйственных обществах (параграф 284) указывают на то, что уставом, решением общего собрания или наблюдательного совета может быть ограничено право исполнительного органа выступать от имени общества, однако данное ограничение не имеет силы в отношении третьих лиц. Еще большую строгость демонстрирует немецкий законодатель, который запретил устанавливать ограничения полномочий правления на представительство общества (параграф 82 Акционерного закона).

Действующий Закон Украины «О хозяйственных обществах» оставляет эти вопросы не урегулированными. В то же время отечественная судебная практика стала на путь защиты прав третьих лиц, указывая на невозможность признания договора недействительным вследствие его заключения председателем исполнительного органа, полномочия которого были ограничены не на основании закона.

Обращение к отечественным законопроектам свидетельствует об отсутствии у его разработчиков единого подхода к данному вопросу. Так, в правительственном законопроекте устанавливается, что соглашение, заключенное от имени общества председателем исполнительного органа вопреки нормам устава, внутренних положений и решений соответствующих органов общества, может быть признана недействительной только в случае, если лицо, которое заключило соглашение с ним, знала или должна была знать о соответствующие ограничения. В то же время абсолютно противоположный подход демонстрирует законопроект, предложенный на рассмотрение Верховной Рады Украины народными депутатами Украины Д. Костржевский, В. Ельчанинов, С. Москвин, который содержит императивную норму о том, что договор, заключенный от имени общества по указанным выше условий, автоматически признается недействительным.

С учетом вышеизложенного становится очевидным, что более приемлемым и отвечающим тенденциям современного зарубежного акционерного законодательства, является подход разработчиков законопроекта, предложенного на рассмотрение Верховной Рады Кабинетом Министров Украины. Вместе с тем, требует доработки вопрос ответственности членов исполнительного органа в случае заключения ими договоров вопреки ограничений, установленных локальными нормативными актами и решениями органов акционерного общества.