Государственно-правовое созидание. Референдум: мировой опыт и настоящее Украины. Часть четвертая

Референдум: мировой опыт и настоящее Украины

Много предостережений оппонентов референдумов не оправдались в одной стране. Инициативы большинства относительно проведения референдумов не использовались для угнетения и не касались меньшинств. Предложение об ограничении числа иностранцев, которым разрешено было бы жить в Швейцарии, по результатам соответствующего референдума в 1988 не воспринята двумя третями избирателей. В 1992 г. избиратели штата Колорадо (США) поддержали инициативу отменить местные постановления по защите гомосексуалистов от дискриминации, но более крайние анти-гомосексуальные инициативы в штатах Колорадо и Калифорнии не были реализованы в рамках референдума. Начиная с 1990 г. избиратели постоянно поднимали инициативы относительно права на аборты. На права меньшинств и иммигрантов были нацелены инициативы в некоторых штатах, но избиратели в основном отклоняли крайние меры и результатом референдума доказывали, что они не более нелиберальные, чем законодатели. Здесь много инициатив, кстати, касаются налогов и экономических вопросов, а не гражданских прав и свобод, социальных вопросов, в то время как последние привлекают большее внимание законодателей.

 

Практика проведения референдумов не нарушила представительной формы опосредованного народовластия, как надеялись некоторые оппоненты референдумов. Она изменила его характер, научила постоянно учитывать результаты референдумов. Партийная приверженность среди швейцарских избирателей довольно значительный фактор на всеобщих выборах, но она исчезает, когда это касается референдумов. Реализация результатов референдумов стала интегральной частью законодательного процесса в Швейцарии, а также в штате Орегоне и других штатах США, где они практически используются. Сейчас референдумы часто устанавливают статус и расстановку политических сил в обеих странах. В СЕЛА их рассматривают как барометры национального настроения. И они могут случайно разжечь политическую вражду. Например, инициатива 1978 по снижению в Калифорнии местного налога на собственность создала налоговый протест во всей Америке. Законодатели иногда сами проявляют активность и инициативы по проведению референдумов, которые зачастую достигают успеха, что свидетельствует об определенном уровне общественного доверия к таким законодателям. Регулярное проведение референдумов делает законодательство сложным, но более связанным с общественными проблемами.

 

Швейцарский и американский опыт доказывает, что в будущем, наверное, не будет резкого перехода от представительной к прямой демократии, но количество референдумов может и расти. Интернет и другие технологические открытия еще не имеют значительного влияния на организацию и проведение референдумов, но они могут значительно облегчить их проведение в будущем и обеспечить квалифицированное информирование избирателей о вопросах, которые обсуждаются.

Институты представительной демократии будут существовать и в будущем при наличии большого количества законов и других нормативно-правовых актов и значительном количестве государственных служащих. Однако в период массовых коммуникаций и информации ограничение власти народа до уровня голосования только на выборах кажется возвращением к раннему уровню развития демократических обществ. В политической системе, основанной на народном суверенитете, трудно объяснить невозможность и нежелательность установления непосредственной связи государства с избирателями по решению широкого круга общественно важных вопросов. Реальность народного суверенитета, т. е. способность народа фактически осуществлять верховенство власти в государстве и обществе, связана со многими факторами, а именно: правовыми, политическими, экономическими, социальными, психологическими, демографическими и др.

Например, Конституцией Украины предусмотрена непосредственная форма осуществления народного суверенитета, проведение общенародного референдума, но сам механизм его проведения на законодательном уровне не урегулирован, то есть закона об общенациональном и местном референдумах не принято.

Предложения Президента Украины относительно изменений в политической системе предусматривали принятие Конституции Украины (в нее изменений и законов Украины путем референдума). По этому поводу в обществе определились две полюсные противоположные точки зрения. Противники, конечно, оперируют довольно расхожими, но, извините, вульгарными аргументами подобными: «народ еще не созрел», «трудно определиться с вопросами, которые имеют выноситься на утверждение референдумом», «ходом проведения референдума очень легко манипулировать и большая вероятность фальсификации его результатов ». Не будем в данном контексте давать оценку таким «поводыря» народа, которые в своей пренебрежении к нему, к его потребностям и интересов ставят себя в позицию превосходства, обособленности.

Кстати, когда речь идет о народном суверенитете как способность народа занимать и осуществлять верховенство власти, всегда рассматривается вопрос об отношении народа к организации власти, ее системы. Почему же оппоненты оставляют народа только право наполнять органы власти (например, парламент) персоналиями путем выборов, а не влиять на организацию власти вообще через утверждение Конституции?