Факторы существования и воспроизведения финансовой преступности. Часть третья

Факторы существования финансовой преступности

Экономические, политические, социально-управленческие факторы, детерминирующие финансовую преступность, так или иначе отражаются в общественном сознании и в значительной степени влияют на отношение отдельного гражданина к существующей налоговой и финансово-кредитной системы. Фактически имеет место противоречие между интересами аппарата государственного управления и частными социально-экономическими интересами. Это обстоятельство следует относить к общественно-психологических причинам, обуславливающих преступность в финансовой сфере. Обострение этих противоречий формируют у правосознания граждан устойчивый правовой нигилизм, негативное отношение к существующей налоговой системы и твердое убеждение в том, что уклонение от уплаты налогов вполне допустимо. Считаю, что этот вывод верен и для всей совокупности преступлений в финансовой сфере.

Наряду с предложенным распределением всех факторов, детерминирующих финансовую преступность, на причины и условия по их «генетической» признаку, возможное распределение этих факторов в зависимости от их природы и значения в факторном комплексе на: 1) те, которые привлекают, 2) те, которые провоцируют и 3) те, которые способствуют. Согласно этой классификации к первой группе следует отнести состояние финансового законодательства в стране, серьезные просчеты в правовом воспитании многих слоев населения, особенно молодежи, трудное положение предпринимательства в Украине в целом, продолжающийся процесс формирования рыночной экономики, политические кризисы в стране и в мире. В причинно-следственном комплексе финансовой преступности этих факторов за время действуют первыми.

К факторам, провоцирующих совершение преступлений в финансовой сфере, следует отнести преимущественно имеющие субъективный характер, главным образом - психологию корыстолюбия, что порождает уверенность в возможности «отступления» от действующего закона, а также фактор наблюдения массовых случаев финансовых правонарушений со стороны других лиц, является своеобразным «обучением» преступной поведении. Кроме того, провоцировать преступление может и реальное положение конкретного предпринимательского дела (необходимость ее «реанимация», расширение масштабов деятельности, освоение новых видов продукции, услуг и др.). Эта группа факторов действует рядом или вслед предрасполагающих факторов, то есть тогда, когда есть «фундамент» в виде таких факторов.

Третья группа факторов предложенной классификации состоит из тех, способствующих существованию финансовой преступности. К этой группе относим такие факторы, как сложность документального учета и ведения предпринимательской деятельности, неудовлетворительное состояние борьбы с этим видом преступности и др. По времени третья группа факторного комплекса действует обычно последней, хотя эти факторы известны еще задолго до совершения того или иного преступления. Замечу, что указанное распределение факторов финансового преступности определенной степени условно, поскольку они могут играть различную роль в причинно-следственной комплексе совершения конкретного преступления.

Следует согласиться с той позицией, что совершение каждого преступления детерминируется, с одной стороны, совокупностью внешних объективных обстоятельств, а, с другой - личными особенностями отдельного человека - его потребностями, взглядами, интересами, привычками, целями, мотивами, отношением к различным социальным ценностям, которые, взаимодействуя с обстоятельствами объективной действительности, вызывают намерение и решимость совершить преступление. Поэтому, считаю, изучение личности преступника крайне необходимо для установления полного комплекса детерминант финансовой преступности.

Как показывает проведенное исследование личности преступника по уголовным делам об уклонении от уплаты налогов и мошенничество с финансовыми ресурсами, поступки исследованной категории виновных в действительности направляются не одним, а несколькими мотивами, поскольку пользу часто сочетается с честолюбием или с корпоративным мотивом. О наличии у виновных лиц искаженных, гипертрофированных потребностей, которые добавляют качество императива мысленно-психической деятельности индивида, необходимо отметить, что в изученной категории лиц не выявлено гипертрофированной потребности материального порядка, которая бы переходила в чрезмерное накопление (стремление к накоплению денег, ценностей, недвижимого имущества и т. п.). Безусловно, сами по себе потребности? могут и не быть социально не одобряемым, однако антиобщественных их делают именно способы, избираемых для их достижения. Если потребность в чем-либо достаточно сильная, она объективируется в конкретном интересе. Интерес, по мнению А. Алексеева, - это непосредственная субъектная причина конкретного поступка или определенной линии поведения. Исследованием установлено, что так или иначе интерес изученной категории лиц был соединен с удовлетворением материальных потребностей - своих личных или третьих лиц, т. е. их интерес имел материальный характер. Заслуживает внимания то, что 13,9 виновных мотивировали свой материальный интерес целью достижения определенного блага для развития своего предприятия и улучшение материального положения работников, 2,6 лиц мотивировали материальный интерес «облегчением» чрезмерного налогового бремени, 2,6 лиц признали, что их материальный интерес был связан со значительными расходами на ведение бизнеса, и 4,9 лиц указали, что их материальный интерес вполне совмещенный с тяжелым материальным положением самого виновного и его семьи. Другие же виноваты, хотя и отрицали любой материальный интерес, мотивировали свой преступное поведение, в частности, ошибками за неточности в законодательстве или по вине налогового органа, неумышленными ошибками в учете, незнанием закона т. д. (76,0). Однако материальный интерес этих лиц в совершении преступления установлено следствием и судом за другими доказательствами по делу. Из изложенного следует сделать вывод, что индивидуальное преступное поведение в сфере финансовой преступности также формируется преимущественно под влиянием причин - детерминант экономического, социального и общественно-психологического характера.

Итак, каждый преступление в финансовой сфере детерминированный не одной какой-либо причиной и условием, а цепью разнообразных причин и условий, среди которых иногда довольно трудно выделить главную, непосредственную детерминанту. Однако установление наиболее полного комплекса причин и условий, не ограничиваясь только теми детерминантами, что слишком очевидны и лежат якобы на «поверхности», позволяет наиболее точно ответить на вопрос о том, почему человек для удовлетворения своих потребностей выбрала именно преступный путь, а также способствует более эффективному и целенаправленному планированию деятельности, связанной с предотвращением финансовой преступности в целом.